Когда мы были на свободе..

О, думаю, время прослезиться от теплоты, вспоминая то жаркое время года, когда я жила на вершине горы, в доме, где лестница вручную сделана из бутылок и цемента. Где целыми днями я вдохновлялась прекрасной хозяйкой дома и поэтому носила своё единственное платье, танцевала босиком на том самом цемент, ощущая, как с минутами солнце плавно, чтобы не потревожить нас резкостью, опускалось в своё убежище и темнеет всё вокруг, зажигая огни искусственного света.

Сидя на веранде из стекляшек, наблюдая за горным видом, выискивая взглядом диких коров в холмах. Лёжа на гамаке под южными деревьями, по утрам наслаждаясь чтением книги и наивкуснейшим шоколадным пирогом, что пекла хозяйка.

  Я ходила по нагретым камешкам, скучая по интернету и неспеша попивая напиток из фейхоа. На старый, старый телефон, где галерея излистана до пикселей, а настройки известны, как местонахождение всех резинок для волос, мне полюбилось фотографировать всё подряд и в пределах камеры оказался заброшенный дом. И я на фоне него. Эти естественные снимки мне, безумно, нравились, пока нелепая случайность в тех самых настройках не удалила абсолютно всё. И где же все резинки?..

Мне пришлось наблюдать столько насекомых и растений, что они перемешивались в моих снах вместе с пейзажами и сюжетами читаемых книг.

И самый свежий вид, был, голубой вид моря. Оно было разным: и тихим, и шумным, и тёплым, и холодным, и с медузами, и всё вместе. Море дарило тайну, которую я пыталась запечатлеть на бумаге, но каждый раз краска не подходила под задуманный цвет и я начинала сначала. Радио сопровождало меня большое количество времени, и я знала все хиты от первого до последнего по популярности исполнителя.

Услышав запах эвкалипта однажды, я слышала его везде, как и пение никогда не видимых нами птиц в зарослях, куда не лазили дети.

Ласточка.

Добавить комментарий