Холод.

Невыносимый холод стоял в воздухе серых Петербургских улиц, словно пронизывал насквозь, резал кожу и заставлял онемевать конечности: и руки, и пальцы ног, и нос – всё замёрзло. Голову, тело и ноги продувало так сильно, что даже одежда не спасала. Я бежала. Бежала, задыхаясь от боли. Всё кололо, било и, будто, протыкало от этого морозного воздуха, и это было настолько невыносимо, что доводило до истерики. Дорога казалась слишком длинной, а с каждой секундой становилось всё холоднее и холоднее. Я корила себя, что не надела колготки, перчатки и шарф, хотя на следующий день и они не особо помогли. Нос и руки, я думала, сейчас отвалятся. Казалось, что при беге у меня ломаются ноги, что я сейчас упаду и не встану больше. Холод был беспощаден, я бежала и задыхалась, желая лишь дойти до дома, до тепла. В лифте я почувствовала, как мои руки, словно, протыкают тысячами иголок и не выдержала. Истерика и отчаяние надвигались, мне казалось, что я не могу просто повернуть ключи, чтобы открыть дверь в квартиру. Открыв же её, я сбросила рюкзак с пакетом, сняла верхнюю одежду и ринулась в ванную, чтобы открыть кран с тёплой водой и утихомирить боль. Вода обжигала руки. Было больно, но боль была облегчением, ведь я смогла. Я смогла справиться с этим холодом.
Абиссин

Добавить комментарий