Францисса, автор Том Ферел. 13 лет

Ромар мой друг прелестный.
Твою судьбу я благославлю.
Мне вечность дана ради таких предвестников.
Твоя душа пришла ко мне с высока.
И в солнце палящее, и в дождь сотрясающий.
Мне верность бог отдал.
И я тебе внимаю мой Ромар, твои друзья мне тоже сверстники.
Да то Ромар любитель статных дам.
Мне голос прошептал нежный.
Что мне дана такая судьба.
Влюбится в даму, чья жизнь будет неразлучна, как отца и сына.
Девушке той будет любовь моя отдана.
Надеюсь найдётся красавица та.

Тем временем Францисса, принцессы великодушнее не сыскать.
Веяла душой телесной на молодость свою созерцать.
При дворе великих людей, были у неё пышные щёчки.
Щёчки те пудрой припудренны.
Глазки её небесной красотой обёрнуты.
Сердце её щебечет, кричит.
И одеяния её перламутром сверкают.
И серебренные, чистейшие серёжки её восхваляют.
Ей с пристола красоты не сойти.
Лучше девушки не найти.

Ромар, не умерай в моём сердце!
Жить ты будешь до конца.
Твоя и моя жизнь не будет связана с моей погрешностью.
Так, будет петь его душа.
Ромар, загибается петли воля.
Воля та, господа бога.
Тем временем Ромар нам внимает:
– Я нехотя на бой вас идти заставляю.
Или же приняты будут меры.
Разлучать ребёнка от матери.
Дитя тот на битву уйдёт.
И нету лучше нашего царства.
Будет дитя биться за наше государство.

Тут Францисса услышала Ромара восклицание.
Зарыдала, бросилась плакать во небесный свет.
Жизнь её страдала, ждала страшных бед.
И тут начелся кавардак.
За Франциссой понеслись слуги.
За слугами повара.
За поворами свита.
За свитой фрейлина.
За фрейлиной королева.
И стали её упрекать, да ждать пока не упадёт со щеки слеза.
Меж тем спальня вся залилась.
Щёчки её покраснели.
Да глаза её помутнели.
Завалилась она в кровать.
А слуги всё настороже стали стоять.
И погрязла Францисса в унынье.
Плачит по Ромару гильятина.

И тут начелась битва.
Битва та кровью облита.
И спасенье то безнадёжно.
Ромар кричит:
– Стройся!
И тут как не в чём не бывало.
Разверглись тучи над королеством Франциссы.
Воины восклецают:
– Держитесь!
И тут владыка дёрнулась и встрехнулась.
Великая мери завертелась.
И с ней фрейлины простёрлись.
И тут входила в зал Францисса.
Улыбнулась, побелела.
И за стол прекрасная леди села.

И тут Ромар проснулся.
Битва как будто во сне.
Спустилась на землю.
Да то битва болезнью залилась.
И стала смертельной.
Мор громождённый в утробах людей.
Умертвлял грязную площадь.
Старайся, выживай, если угодно убей.
Чума обглатила Ромара лошадь.
И тут всплеснув, немедля побежал.
И хаос городом овладел.
Между тем Францисса в покоях заперлась.
И стала проговаривать мольбы.
Знать поглощая, бездушный враг.
К покоям королества приблежался.
Почернев, завалился на земь наш стяг.
А Ромар со всех ног без передышки бежал…
Чума поглотила весь город.
И люди не слышали чужих воплей.
И только остались обоих души.
Ромар бежит бестрашно.
А на улицах люди умерают.
Заполняют их волдыри.
Не могут дышать, не могут уйти.
Рыдают семьи, рыдает деревня.
Неужели именно они тронули эту страха струну?
В воплях задыхался младенец.
Ромар подхватил полную ярости чуму.
Бежит, кровь с его губ летит.
И вот он дворец, неужели это конец?

А Францисса всё ждала.
Слуг захватил мор на века.
И стояли фрейлины за дверью.
Покоялась душа телесная.
А за окном ад бушевал.
Всё охватило пламя чумы.
И все бегут, и доктора.
Плачит и задыхается она.
И блещет страхом море крови.
Ромар уже приблизился к воротам судьбы.
Болезнь и до знатной семьи добралась.
И смрат и холод правит над царством.
Матери дитя гнеёт под государством.

Но бестрашно силится Ромар.
Шляпу сняв, поднимается свою любовь приняв.
Францисса еле дышит в своих дьявольских кондолах.
И всё завалил бесконечный страх.
За Ромаром бегут чумные доктора.
Открыв дверь в её ложе.
Бог, не гоже.
Немедля к ней подошедши.
Любовь свою встретивши.
Наклонился и поцеловал…
Францисса больше не рыдала.
Лишь пламя в её груди всё разъедало.
А Ромар не двигавшись смотрит в ёё очи.
И видит в них лишь черноту ночи…
И тут как в сказке.
Взвылись на небеса два ангелочка.
Блистали душой они жизни своей дольше.
И вошли тут доктора.
Увидели они такую картину.
Лежали не дышав друг с другом Ромар и Францисса.

Добавить комментарий